Main menu

 

"Запрет - не самый лучший способ минимизации рисков, которые могут быть характерны для криптовалют"

 

Интервью Виктора Достова ведущему онлайн-изданию по криптовалютам CoinTelegraph

 

....

CT: Многие издания, такие как Bloomberg и Wall Street Journal, отметили, что технология, которая положена в основу Биткоина, надолго останется востребованной. По Вашему мнению, можно ли ее интегрировать в национальную монетарную систему в России, как предложили сделать в Эквадоре и на Филиппинах?

В.Д.: Я полностью согласен с тем, что технология останется востребованной и в ближайшее десятилетие мы увидим много проектов, которые будут на ней основаны. Тем не менее, на данном этапе я скептически отношусь к идеям интеграции с национальной монетарной системой, будь то в России или где-либо еще. Во-первых, монетарная политика всегда консервативна: зачастую, проще и дешевле использовать что-то привычное, вместо того, чтобы экспериментировать. Для ее изменения, у государств должно быть четкое понимание квантифицируемых выгод и издержек.

Во-вторых, нужно принимать во внимание выгоды для граждан. Может показаться неожиданным, но в целом клиентам не нравится анонимность, они не получают от нее никаких выгод. Потребителям хочется получить свои деньги, даже если платежные инструмент потерян, уничтожен и тому подобное. Классические электронные наличные этого сделать не позволяют, и это одна из причин неудачи первых таких проектов в 1990-х годах (например, Digicash).

Что касается конкретно России, я думаю, что этот вопрос может встать на повестку дня Центрального банка не раньше, чем через, как минимум, 5-10 лет.

Подробнее: Интервью Виктора Достова изданию CoinTelegraph

МНЕНИЕ: Ограничение анонимных платежей


Журнал "Расчет"

28 февраля депутаты приняли в первом чтении законопроект, ужесточающий требования к анонимным финансовым операциям. К чему приведут платежные ограничения?




Проект закона

Он предусматривает ограничение переводов с использованием неперсонифицированного электронного средства платежа 1 000 рублей в сутки, не более 15 000 рублей в месяц (сейчас – не более 15 000 рублей за операцию, 40 000 рублей в месяц). Дополнительно с 15 000 до 5 000 рублей планируется снизить планку любого неидентифицированного платежа, совершаемого без открытия банковского счета. К чему приведут платежные ограничения, рассуждает Председатель Совета Ассоциации «Электронные деньги» Виктор Достов:

«Вероятно, законопроект претерпит существенные изменения, так как Комитет по финансовому рынку высказал к нему несколько принципиальных замечаний. Но дело не только и не столько в лимитах. Эксперты знают, что в таких странах, как Россия, клиенты с трудом переходят на безналичные платежи, но очень легко возвращаются к наличным. Мы обоснованно опасаемся, что ужесточение требований к переводам приведет именно к таким последствиям. Подобный итог будет противоречить целям законодательной инициативы: расчеты станут менее прозрачными и отслеживаемыми. Граждане же потеряют доступ к финансовым услугам, которые не просто делали их жизнь лучше, но повышали ее качество. Ведь исторически лимиты неперсонифицированных платежей в нашей стране не привязаны к какой-то переменной величине, а выбраны исходя из нужд усредненного потребителя. Люди платят не только за телефон, но еще и за коммунальные услуги (это как минимум несколько тысяч рублей), погашают кредиты (в среднем по стране такой платеж составляет от 3 200 до 5 000 рублей), оплачивают налоги и штрафы. В последние годы росла популярность оплаты билетов на поезд и самолет – стоимость проезда менее 1 000 рублей на этих видах транспорта – большая редкость.

Рынок электронных платежей

На мой взгляд, поставив абсолютно правильную задачу повышения прозрачности платежного рынка, авторы законопроекта выбрали слишком общий подход. В последующих обсуждениях неоднократно указывалось, что эта задача решается не косвенным способом – лимитами, а абсолютно прямым – повышением эффективности идентификации клиентов. В ходе дискуссий важность разработки механизмов упрощенной идентификации клиентов, в том числе удаленной, поставлена во главу угла. Дополнительно предложено отменить лимиты на очевидно низкорисковые платежи – за некоторые категории товаров и услуг. Если эти и некоторые иные планы будут реализованы, то мы не поставим под угрозу развитие рынка электронных платежей и в то же время отсечем преступников, которые пытаются использовать легитимные сервисы в своих целях.

Отдельный блок положений относится к трансграничным переводам и обязательному контролю. Эти предложения вызвали меньший интерес, поскольку не затронут граждан напрямую. Но и к ним у специалистов много вопросов. Например, в России из зарубежных карт предлагается разрешить использовать только персонифицированные. Однако персонифицированные инструменты в Европе могут выдаваться и удаленно, с упрощенной идентификацией клиента. В результате возникает очевидный регулятивный арбитраж, причем не в пользу нашей страны.

Большую тревогу вызывает новелла, обязывающая при трансграничном переводе идентифицировать получателей средств. По нашему мнению, она может фактически закрыть россиянам доступ в иностранные интернет-магазины. Ведь очевидно, что российский банк не станет проверять продавца, находящегося в другой стране.

Сейчас перед депутатами и экспертами стоит сложная задача – нужно найти такие решения, которые бы и повысили прозрачность экономики, и сохранили функциональность безналичного средства платежа. В 2013 году экспертное сообщество совместно с регуляторами разработало концепцию развития института идентификации в соответствии с последними рекомендациями FATF. Мы надеемся, что использование данной концепции позволит принять эффективный и последовательный пакет поправок».

Депутаты заодно с терроризмом решили уничтожить интернет-торговлю


Леонид Беррес Московский комсомолец № 26432, 20.01.2014


Без паспорта сложно будет оплатить даже пиццу

Госдума вместе с силовиками решили заодно с терроризмом на корню зарубить и интернет-торговлю. В феврале депутаты собираются рассмотреть так называемые антитеррористические поправки, которые до минимума ограничивают объемы электронных платежей не персонифицированными (анонимными) пользователями, а таковых в России от 20 до 30 млн человек. Если поправки примут, то для того, чтобы оплатить через Интернет товары или услуги дороже одной тысячи рублей, человеку придется лично прийти в офис компании и зарегистрироваться, предъявив паспорт.

Подробнее: "В соответствии с мировой практикой необходимо ввести в закон методы удаленной идентификации,...

"Нужна явка, нужен паспорт..."


Би-би-си

О том, какое влияние могут оказать эти нововведения на систему интернет-платежей в интервью Би-би-си рассказал председатель совета Ассоциации "Электронные деньги" Виктор Достов.

Подробнее: "Большое количество простых, социально востребованных платежей делается на сумму больше тысячи...

Против террористов и Навального


Екатерина Брызгалова Банкир.Ру


Без указания персональных данных с помощью электронного кошелька можно будет делать платежи на сумму до 1000 руб. в день. По расчетам парламентариев, эта ограничительная мера должна помочь в борьбе с терроризмом. Почему в итоге могут пострадать не террористы, а электронные платежные системы, добропорядочные граждане, благотворительность и Алексей Навальный, разбиралась «Газета.Ru».

В России будут ограничены так называемые слепые платежи, совершаемые в интернете. В законопроекте, внесенном на рассмотрение Госдумы на прошлой неделе, снижается допустимый порог неперсонифиницированных электронных платежей до 1 тыс. руб. в день и до 15 тыс. руб. в месяц. Руководитель комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая пояснила, что сам факт возможности проведения неперсонифицированных электронных платежей противоречит международному опыту и практически все платежи за рубежом подконтрольны государству и могут отслеживаться.

Инициатива направлена на борьбу с терроризмом и появилась через две недели после трагических событий в Волгограде.

Каким образом будет устроена система контроля за электронными платежами, пока неясно, но в зарубежной практике это происходит следующим образом: для осуществления платежей на сумму, допустим, $1000 необходимо один раз пройти идентификацию по телефону либо по имеющейся кредитной карте любого банка, рассказывает председатель ассоциации «Электронные деньги» Виктор Достов. Так ситуация на сегодняшний день выглядит в большинстве стран.

В России также есть закон 115-ФЗ, в котором прописана методология идентификации, но он довольно старый и нуждается в значительной доработке. Его необходимо дополнить возможностью удаленной идентификации для того, чтобы оплачивать коммунальные услуги, покупать билеты, гасить кредиты, совершать покупки в интернете и т.д. Сейчас для того, чтобы совершить в интернете покупку на сумму более 15 тыс. руб., необходимо прийти в банк и предоставить свои документы, говорит Достов. В случае принятия предложенных поправок эта сумма уменьшится до 1000 руб., что заблокирует множество социально значимых и просто полезных и удобных платежей.

Сейчас как минимум 30 млн человек в год пользуются безналичными переводами с помощью электронных кошельков, а обороты превышают 300 млрд руб. в год, говорит Достов. В ЦБ зарегистрировано 76 банков — операторов таких систем.

Бизнес электронных кошельков под угрозой

Бизнес к идее отнесся враждебно, считая, что инициатива может нанести существенный урон российскому рынку электронных платежей, а также рынку электронной торговли. Первым же заметным последствием появления поправок о платежах стал обвал стоимости акций компании Qiwi (владелец сети терминалов моментальных платежей), которая провела IPO на Нью-Йоркской бирже в мае 2013 года. На открытии сессии в прошлую среду ее акции подешевели на 22%, до $42 за бумагу. Накануне стоимость акций Qiwi составляла $53,96. Вечером в четверг акции отыгрались до $46.

Неудивительно, что в Qiwi весьма сдержанно отзываются о законопроекте. «Группа Qiwi всегда поддерживает законодательные меры, направленные на противодействие терроризму и поддержание прозрачности деятельности компаний и рыночных сегментов, — сказали «Газете.Ru» в Qiwi. — Главное, чтобы данные меры были направлены на реальную и эффективную борьбу, не замедляя при этом экономическое развитие отраслей и государства».

Глава PayPal в России Владимир Малюгин уверен, что закон нанесет серьезный удар по развитию интернет-торговли и онлайн-платежам. «Применение столь жестких ограничений, в том числе касающихся сокращения лимитов платежей и баланса онлайн-кошельков для неперсонифицированных пользователей, грозит снизить простоту и удобство, которые стали доступны российским покупателям онлайн-магазинов в нашей стране и за рубежом, — говорит он. — PayPal активно поддерживает борьбу с терроризмом, однако предлагаемые в данном случае шаги могут скорее нанести вред развитию интернет-торговли и онлайн-платежам».

Однако PayPal — одна из добросовестных платежных систем. Для того чтобы получить доступ к системе, необходимо предоставить полностью все данные, в том числе паспортные и адрес прописки. Многие системы уже сейчас требуют предоставление данных и стараются контролировать подозрительные платежи.

Очевидно, что изменения затронут техническую составляющую для всех электронных кошельков. Увеличится объем работы для службы поддержки, говорит председатель правления PayU Елена Орлова. «Скорее всего, операции будут проходить дополнительную проверку системой, а некоторые — обрабатываться вручную. Ну и, конечно, прибавится документации. В основном это коснется именно платежных систем и банков», — говорит Орлова.

В России средний чек онлайн-платежа составляет 3,2 тыс. руб. При этом половина платежей не превышает 500 руб. Крупные же платежи (от 5 тыс. руб.) составляют 19% от всех платежей, но при этом именно они обеспечивают 77% всего объема платежей, рассказывает Орлова.

Электронные платежи непосредственно затрагивают и другую сферу — онлайн-магазины, которые, в частности, могут принимать оплату по безналичному расчету. В особенности это касается зарубежных онлайн-магазинов, что может создать дополнительные сложности для перевода средств за покупку.

Благотворительность, Навальный и террористы

Ограничение «слепых платежей» может коснуться и Алексея Навального, чья деятельность финансируется с помощью «Яндекс.Денег». Летом 2013 года генеральная прокуратура проверяла яндекс-кошелек Навального во время его предвыборной кампании. Выяснилось, что деньги на счет кандидата переводились в том числе с 347 иностранных IP-адресов. Но определить по IP гражданство отправителя невозможно. Новые меры позволят правительству точно определять, кто и на какую сумму финансирует деятельность Навального.

Нововведения затронут не только оппозиционных политиков, но и законопослушных граждан, которым ограничат возможности использования электронных кошельков, а также пострадают благотворительные фонды, которые получают средства в основном через безналичные переводы, предупреждает президент Национальной ассоциации дистанционной торговли Александр Иванов.

А вот бороться с террористами таким способом вряд ли удастся. Опасения по поводу криминального использования неперсонифицированных платежных инструментов сильно преувеличены, говорит Достов. Наивно ожидать, что террористы не смогут найти способы обхода этого закона, соглашается Иванов. Этот запрет, как и многие, коснется в первую очередь законопослушных граждан, а криминал всегда сможет найти способы обойти правила, считает он.

Одна из основных задач, которые сейчас стоят перед государством, — не борьба с безналичными платежами, а сокращение доли наличных денег в обороте. Но зачем понадобилось резко ужесточать ограничения, непонятно, потому что в России и так хорошо контролируется рынок электронных платежей, недоумевает Достов. «Сейчас все операторы электронных денег имеют лицензию Центрального банка, по требованию правоохранительных органов они предоставляют данные об операциях пользователей. И российские, и международные эксперты сходятся во мнении, что в России один из самых высоких уровней контроля в платежной сфере в мире, – говорит Достов. – Непонятно, зачем портить стабильно работающую систему, если до сих пор не вычищены проблемные банки с гигантскими серыми оборотами, а криминал в основном пользуется наличными средствами».

В случае если в России сильно ограничат электронные платежи, люди начнут переходить обратно на наличные платежи или станут пользоваться анонимными системами, вроде биткоина, которые государство никак не контролирует, прогнозирует эксперт.

Впрочем, не все считают, что инициатива будет иметь негативные последствия. Меры не должны затронуть добросовестных покупателей, надеется глава представительства компании Dostami.ru в России и странах СНГ (бывшая Bay.ru) Максим Андрюхин. «Меры направлены на борьбу с отмыванием денег, мошенничеством в сети и с финансированием террористической деятельности. Это не очередное ограничение прав потребителей, а введение совершенно нормальной международной практики, — говорит он. — Интернет-магазины от этого только выиграют, не теряя время на нечистых на руку покупателей и сопутствующие репутационные риски. Добросовестные клиенты, которые раньше пользовались таким способом оплаты, могут спокойно продолжить это делать, персонифицировав свой аккаунт».

Прогноз погоды в банке-2014: ясно


Инна Рукосуева, Аналитический банковский журнал №10 (212)

Комментарии Председателя Совета Ассоциации "Электронные деньги" Виктора Достова о наиболее актуальных задачах на 2014 год для информационного агентства "Банкир.ру"


В 2014 году рынок электронных платежей продолжит стремительное развитие. Сейчас рост в основном генерируется «старыми новыми» игроками – операторами электронных денег, но мы видим рост интереса к розничным платежам со стороны «новых старых» игроков – большие банки все плотнее начинают интересоваться этим рынком. Для них это отличная возможность расширить свою аудиторию за счет активных, заинтересованных клиентов в противовес преимущественно пассивным держателям пластиковых карт. В отличие от потребительского кредитования, этот рынок пока еще далек от насыщения и дает реальную возможность для роста, причем без существенного повышения пруденциального риска. Поэтому актуальными для компаний становятся сугубо практические проблемы, связанные с регулированием и надзором. Это способствует консолидации рынка – в 2013 году к Ассоциации «Электронные деньги» присоединились четыре новых участника, и в следующем году процесс расширения ассоциации продолжится. Этот процесс приветствуется регуляторами, и, надеюсь, положительно скажется на нашем диалоге.

К сожалению, те цели по модернизации законодательства, которые были поставлены в начале 2013 года, по тем или причинам оказались не достигнуты. Это относится почти ко всем законопроектам, напрямую относящимся к практике электронных платежей. Мы надеемся, что в 2014 году, наконец, вступят в силу поправки в 7 и 10 статьи Федерального закона «О национальной платежной системе», которые расширят функциональность электронных платежных инструментов. Нет сомнений, что начнет применяться 9 статья – даже в скорректированной редакции ее концепция, по существу, останется неизменной с 2011 года. В то же время, не думаю, что инициативы по ограничению наличных расчетов, даже если они будут приняты, окажут существенное влияние на повседневную розницу: пока речь идет лишь об очень больших суммах, не актуальных для электронных платежей.

Актуальной на 2014 год остается модернизация процедур идентификации клиентов в целях ПОД/ФТ. Наше антиотмывочное законодательство в этом вопросе существенно отстает от развития технологий и со временем станет существенным сдерживающим фактором для отрасли. Этот вопрос также важен в свете развития ЕСИА, ГИС ГМП, портала госуслуг и иных проектов государственного масштаба, поэтому мы надеемся на то, что активный интерес к модернизации профильного законодательства проявят и госорганы. Конкретные предложения уже подготовлены, в 2014 году необходимо переходить к их детальному широкому обсуждению в форме законопроекта. Россия отлично отчиталась перед ФАТФ в 2013 году, однако тактически мы сильно отстаем от зарубежных коллег по широте спектра методов идентификации, и это отставание необходимо устранять.

Нас, безусловно, тревожит декабрьский прецедент, когда из-за лишения лицензии крупного розничного банка был остановлен процессинг операций клиентов других кредитных организаций. По всей видимости, лицензии у недобросовестных банков будут отзываться и в 2014 году, и мы надеемся, что Банк России сможет найти какое-то адекватное решение, чтобы при этом не страдали электронные расчеты населения – это подрывает доверие ко всей системе безналичных платежей; говорить о снижении доли наличных в этой ситуации бессмысленно.

На мой взгляд, у нас есть все основания смотреть в будущее с оптимизмом, хотя это не повод останавливать работу над решением текущих задач.

Госдума хочет ограничить анонимные интернет-платежи.


Банкир.Ру

Комментирует Виктор Достов, председатель совета Ассоциации "Электронные деньги":

- Мы исходим из того, что решения, которые разрабатываются для конкретной проблемы, должны быть сбалансированы и эффективны. На наш взгляд, предлагаемые изменения в ФЗ «О национальной платежной системе» и в «антиотмывочный» закон никак не повлияют на безопасность общества и даже негативно скажутся на прозрачности расчетов. Во-первых, российские лимиты на использование неперсонифицированных ЭСП отнюдь не самые высокие. Например, в Беларуси, члене Таможенного Союза, размер максимального остатка на таком средстве платежа может достигать 451 000 российских рублей, а ежедневный лимит переводов установлен на уровне 40 600 российских рублей (больше месячного лимита, установленного сейчас в России).

Во-вторых, авторы инициативы, на мой взгляд, необоснованно путают неперсонифицированные инструменты и анонимные. Во многих европейских странах наши электронные кошельки были бы признаны идентифицированными, так как российские операторы хранят информацию о привязанных номерах мобильных телефона, банковских картах клиентов. То, что в нашем законодательстве такие удаленные процедуры упрощенной идентификации не признаны, является его упущением, а не преимуществом. Эффективности правоохранительной работы препятствуют негибкие и крайне консервативные процедуры установления личности и сосредоточить работу следовало бы именно в этом направлении.

Наконец, совершенно неприемлемо приравнивать всех пользователей неперсонифицированных инструментов к мошенникам и преступникам, которым есть что скрывать. Ведь речь идет как минимум о 30 миллионах наших граждан: почти все они будут вытолкнуты в сектор наличных. Заблуждение думать, что клиенты пойдут в банк с паспортом. В России выпущено более 210 миллионов банковских карт; в объемном отношении 80% операций по ним все равно составляет получение наличных. Мы убеждены, что предлагаемые меры просто увеличат объемы наличных платежей, что в итоге сделает транзакции неотслеживаемыми и непрозрачными. Часть потребителей и вовсе перейдет к децентрализованным криптовалютам (биткоинам и их аналогам), которые полностью находятся вне государственного контроля. Если сейчас операторы электронных денег активно взаимодействуют с правоохранительными органами, то с принятием поправок обратиться за содействием будет просто не к кому.

Без внимания оставлен и тот факт, что поправками будет нанесен серьезный удар по отраслям, тесно связанным с удаленными платежами: интернет-торговле, IT-рынку. Законодательные ограничения на электронные платежи приведут к резкому уменьшению этого бизнеса, а значит и потере доходов бюджета. Мы уверены, что это не входило в планы законодателей.

Подарок судьбы


Ирина Михалева, Аналитический банковский журнал №10 (212)

Интервью Виктора Достова об истории появления Ассоциации "Электронные деньги", основных задачах, стоящих перед АЭД, модернизации подходов к идентификации клиентов и будущем банков.


Несколько лет назад появилась идея создания ассоциации, оказывающей содействие развитию рынка электронных денег. К практическому воплощению сильно помогли подойти регуляторы - в 2008 году стало ясно, что отрасль будут регулировать, и нам нужен инструмент работы с регуляторами. Ассоциация "Электронные деньги" появилась в 2009 году.

Окончательно решение о специализированном регулировании платежного рынка было озвучено в 2008 году, но попытки регулирования электронных денег в России начались давно. Идея о том, что электронные деньги надо как-то кодифицировать, появилась еще тогда, когда я работал в группе PayCash над развитием одноименной платежной системы. Тогда электронными деньгами занимались в рамках общегражданского права,а нам - участникам рынка и регулятору - Банку России нужно было что-то специализированное. Этот момент настал только через 15 лет после появления в России электронных денег. Но для решения задач регулирования это не очень большой срок.

Сейчас в Ассоциации 8 членов: WebMoney, Киви Банк, НКО Яндекс.Деньги, НКО Единая касса - это примерно 90% рынка электронных денег в России; I-Free представляет интересы компаний, занимающихся платежами через мобильные телефоны. Ассоциация НАУМИР - занимается профессиональным повышением финансовой доступности и связанными вопросами. АКБ Русславбанк, оператор сети денежных переводов CONTACT, и процессорная компания PayU занимаются высокотехнологичными платежами в России и за ее пределами. Еще пара участником планируют присоединиться к нам в конце этого - начале следующего года. Сейчас мы взяли курс на расширение, по своей инициативе и пожеланию регулятора, чтобы собрать вместе все значимые компании, специализирующиеся на инновационных розничных платежных услугах. Ассоциация также активно сотрудничает с коллегами из НП "Национальный платежный совет" и Ассоциацией "Национальный платежный совет".

Чтобы вступить в Ассоциацию нужно желание плюс выполнение ряда формальностей: рекомендация от членов Ассоциации, согласие с уставом, оплата членских взносов. В принципе, кроме членства уставом предусмотрена еще форма спонсорства, потому в России есть люди, заинтересованные в развитии рынка электронных платежей. Есть компании, которые не хотят вникать во все бумаги, читать положения. Тем не менее, они хотят, чтобы рынок развивался. Такие люди становятся спонсорами.

О деятельности в Консультативном совете по ПОД/ФТ

Федеральный закон "О национальной платежной системе" детально описывает пруденциальные моменты, затрагивает и непруденциальные. Но есть пробелы в гармонизации непруденциальных моментов как в России, так и в других странах. Для банков и операторов платежных систем в России основной момент непруденциального регулирования - это идентификация клиента. Считается, что если вы клиента знаете, если даже он что-то совершил противозаконное, деньги отмыл, вы его потом всегда сможете найти. В традиционном банкинге механизмы просты: хотите открыть счет - приходите в банк, приносите паспорт, показываете сотруднику, он делает ксерокопию и считается, что вас идентифицировали.
С электронными деньгами и прочими онлайновыми платежами ситуация тяжелее, потому что сама идея электронных денег и новых технологий основана на том, что вы не встаете с дивана. Какие могут быть варианты? Конечно, делегирование. Кредитная организация - инновационный банк или оператор электронных денег может передать функции идентификации кому-то другому. "Другие" по нашему законодательству - агенты. Найдите агента, например, в салоне связи, в банке, на почте - там возьмут ваши документы, посмотрят на вас, передадут данные в банк, вы будете идентифицированы и сможете осуществлять платежные операции.
Есть более сложные методы. Если мы верим тому, что у нас все сим-карты выдаются строго по паспорту, по сути, эта сим-карта ничем не хуже, чем обычный паспорт. Если сим-карта идентифицируется с вашим паспортом, то почему не использовать ее как инструмент идентификации? Многие компании, например, Киви Банк или Яндекс.Деньги используют сим-карты как вспомогательный инструмент облегченной идентификации.
Потом мы бы хотели, чтобы в законе были прописаны все эти нормы, то есть идентификация через агентов как самая главная норма и ее различные технические воплощения.

Чем интересен рынок электронных денег для банков?

У банка здесь не только денежный интерес. Транзакционные доходы не очень большие, и на данный момент они абсолютно несравнимы с доходами от кредитного бизнеса. Но, очень важно, что такие продукты открывают банкам доступ к новой аудитории. Причем качество этой аудитории гораздо выше, чем качество аудитории, связанной с зарплатными карточками.
Если сравнить количество пользователей электронных денег и выпущенных карт, то сравнение не в пользу электронных денег. Количество выпущенных карт больше примерно в 6 раз.
Однако, мы прекрасно знаем, что из выпущенных карт очень большая часть является «мертвой». Очень большая часть зарплатных карт используется только для конвертации в наличные. И банк практически никогда не может использовать эти карточки, как рычаг, чтобы продавать другие сервисы.
С электронными кошельками ситуация другая. Это кошельки, которые в подавляющем большинстве случаев требуют активных действий. Человек, у которого есть кошелек, занял активную позицию по отношению к финансовому сервису, и поэтому его дальше интересно и просто раскручивать на другие банковские предложения. По нашим оценкам, по совместным проектам с банками более четверти клиентов приходит в банк с вопросами, можно ли у вас приобрести какой-то другой продукт. Например, если можно ли получить кредитную карту или открыть счет. Качественно банки достаточно высоко оценивают взаимодействие с операторами электронных денег. Освоение этого рынка еще впереди, у нас есть у всех шанс поучаствовать, и очень интересно, что из него получится.

Некоторое время тому назад люди не предполагали, что появятся электронные деньги. Есть ли какие-то инструменты, которые еще не существуют, но Вы о них мечтаете? Как Вы представляете себе электронные деньги в идеале через много лет?

Сейчас все и так очень хорошо. Единственное, что является проблемой то, что сейчас деньги лежат одновременно в разных инструментах: у вас есть кошелек с наличными, карточка, телефон. И есть некоторая проблема – в отдельных местах, у вас берут только наличку, а налички у вас нет, а есть деньги на карточке и на телефоне, их у вас не берут, или принимают и карточки, и наличные, а у вас в кошельке 5000, на карточке 10000, вам нужно заплатить 12000, вот такую транзакцию не провести. Комбинированные транзакции, конечно, делаются, но пока не очень удобно.
Далее, возникает довольно странная ситуация с кредитами. Вот есть, например, человек, которому любой банк готов дать кредит на 100000, на 200000, на 300000 или даже больше, и ему нужно прийти в банк, подписать бумаги, перевести деньги на карточку. Мне кажется, действительно революционным прорывом было бы некое денежное облачко, всем было бы известно, какая у человека платежеспособность, и в пределах этой платежеспособности можно было бы автоматом платить, и никому не надо было бы заботиться о том, чтобы активировать кредит.
Несмотря на упомянутую выше гибридизацию, сейчас еще нужно думать о разных неинтересных вещах – держать ли деньги на счете, когда активировать кредит,каков баланс на кредитной карточке, на кошельке Яндекс.Деньги, когда они понадобятся, как лучше переводить их, хотя сейчас это становится всё проще и проще, но все равно это какой-то отнимающий время процесс. У меня есть ощущение, что в ближайшем будущем станет совершенно неважно, есть ли у человека физические деньги или платежеспособность, лежат ли деньги на карточке или на электронном кошельке – совершенно неважно. Вот приходишь в ресторан, и не думаешь, в кошельке у тебя деньги лежат, на карточке или на банковском счете или у тебя вообще нет этих денег с собой, но ты кредитоспособен. Возникает такой волшебный кредитный инструмент, когда платеж исчезает вообще. Он совершается незаметно.